Акционерные отношения в корпорации

 

В. С. Белых, директор Института права и предпринимательства УрГЮА, заведующий кафедрой предпринимательского права, доктор юридических наук, профессор

В отечественной литературе последнего времени все чаще используются такие понятия как «корпорация», «корпоративные отношения», «корпоративное управление», «корпоративное право». Причем эти понятия широко вошли в научный оборот как среди ученых-экономистов, так и юристов1.

Вместе с тем законодательство Российской Федерации до сих пор «хранит молчание», а законодатель не спешит использовать эти чужеродные для российского права понятия. Действительно, зачем вводить в сферу правового регулирования термины, понятия и категории, которые явно не вписываются в систему правовых ценностей и не отвечают национальному менталитету.

Примером безуспешной рецепции может служить категория «доверительной собственности (траста)». Достаточно вспомнить в этой связи известный Указ Президента РФ от 24.12.1993 г. «О доверительной собственности (трасте)»2. Данный указ впервые ввел в российское законодательство институт доверительной собственности, получивший широкое распространение в странах с англо-американской системой права. Конструкция доверительной собственности оказалась малопригодной для отечественного законодательства, а потому названный Указ Президента РФ утратил юридическую силу с момента вступления в силу части второй Гражданского кодекса РФ.

Вместе с тем надо особо отметить, что в реальной действительности рассматриваемые понятия «корпорация», «корпоративные отношения», «корпоративное управление», «корпоративное право» пробивают себе дорогу в сложном лабиринте российского законодательства. Так, термин «корпорация» используется в Федеральном законе от 12.01.1996 г. № 7‑ФЗ (в ред. ФЗ от 23.12.2003 г. № 179‑ФЗ) «О некоммерческих организациях»3 применительно к определению правового положения такой формы некоммерческой организации как государственная корпорация. В силу п. 1 ст. 7.1 названного Закона государственной корпорацией признается не имеющая членства некоммерческая организация, учрежденная Российской Федерацией на основе имущественного взноса и созданная для осуществления со­циаль­ных, управленческих или иных общественно полезных функций. Государственная корпорация создается на основании федерального закона. Даже на первый взгляд видно, что государственная корпорация в контексте Закона о некоммерческих организациях не вписывается в концепцию и модель корпорации. Такая конструкция плохо вписывается в общую логику ГК о юридических лицах.

Правительством РФ 18 мая 2006 г. одобрена Концепция развития корпоративного законодательства на период до 2008 г. Основная цель Концепции – создание комплексной и эффективной системы корпоративного управления и корпоративного законодательства для достижения высоких и устойчивых темпов экономического роста, стимулирования предпринимательской активности, обеспечения конкурентоспособности России. Однако Концепция лишена понятийного аппарата; в ней отсутствуют определения понятий «корпорация», «корпоративное законодательство», «корпоративное управление». Поэтому многие положения Концепции звучат неопределенно, безадресно.

На уровне предприятий и организаций действуют многочисленные корпоративные акты, принятые по разным вопросам внутренней жизни предприятия. И хотя термин «корпоративные нормативные акты предприятий» носит условный характер в силу своей неопределенности, однако он широко применяется в хозяйственной практике. Это – уже свершившийся факт!

1. Наш теоретический экскурс в корпоративное право начнем с анализа базового понятия «корпорация». С этой целью обратимся к законодательству Англии и США о корпорациях, а также к законодательству ряда европейских стран. В Англии статус компаний определяется Законом о компаниях 1985 г., который не содержит легального определения понятия «компания». В соответствии со ст. 1 Закона компания может быть создана двумя или более лицами для законной цели с ограниченной или неограниченной ответственностью. Компания признается юридическим лицом со дня регистрации меморандума компании и выдачи ее учредителям сертификата об этом4.

В этой связи резонно возникает вопрос: являются ли понятия «компания» и «корпорация» синонимами? Большинство исследователей вообще не обращает внимание на указанное терминологическое разночтение, рассматривая их (понятия) в качестве равноценных. Хотя, наш взгляд, такой подход вряд ли можно признать правильным. В литературе отмечается, что английские компании, будучи юридическими лицами, обладают общими признаками последних: а) компания вправе иметь имущество на праве собственности; б) совершать различного рода сделки с имуществом; в) отвечать по данным сделкам; г) выступать в качестве истца и ответчика в суде5. Все эти признаки компании определены нормами общего права, а не только п. 1 ст. 48 ГК РФ.

Таким образом, с точки зрения Закона о компаниях 1985 г. понятия «компания» и «юридическое лицо» являются равнозначными. Отсюда напрашивается вопрос: зачем наряду с термином «юридическое лицо», который общепризнан и получил легальную прописку в гражданском законодательстве России, использовать чужеродное понятие «компания»?

Известно, что юридические лица (читай: компании) в Великобритании исторически подразделяются на корпорации, представляющие собой совокупность лиц (­corporation aggregate) и единоличные корпорации (corporation sole)6. Строго говоря, лишь корпорации первого вида отвечают признакам юридического лица. Единоличные корпорации – это персонифицированные должности (например, английский король, епископ Кентерберийский, министр почт, публичный доверительный собственник, солиситор казначейства и др.). В свою очередь корпорации, состоящие из совокупности лиц, могут быть классифицированы на публичные и частные компании7.

Как видно, указанная классификация порождает еще большие трудности. В Законе о компаниях 1985 г. речь идет о компаниях (юридических лицах), которые затем подразделяются на корпорации, которые также неоднородны.

Теперь несколько слов об американской модели корпорации. Начнем с того, что в США правовое регулирование отношений, связанных с созданием и функционированием корпораций, отнесено к ведению отдельных штатов8. В США нет общего закона о корпорациях; отсутствует также нормативное определение корпорации. Считается, что в штате Делавэр был принят самый добротный закон о корпорациях (General Corporation Law), многие положения которого были заимствованы в ряде штатов в 1974–1976 гг.

Классическое определение корпорации дано членом Верховного суда США судьей Маршалом. Корпорация – это «искусственное образование, невидимое, неосязаемое и существующее только в глазах закона». Правда, на наш взгляд, в данном случае сформулировано определение не самой корпорации, а юридического лица с позиции теории правовых фикций. Что касается определения признаков (свойств) корпорации, то здесь вновь появляются трудности на пути исследования американской модели корпорации.

В отечественной и зарубежной литературе по избранной теме можно обнаружить два подхода к определению корпорации в США. Первый (широкий) подход базируется на положениях о том, что понятием «корпорация» охватывается самый широкий круг юридических лиц. В зависимости от преследуемых целей корпорации могут быть публичными (public), полупубличными (quasi-making), предпринимательскими (private, business of profit- making) и непредпринимательскиими объединениями (non-profit)9. При этом в перечень корпораций входят не только акционерные ­общества, но и безакционерные корпорации (non-stock corporation), при­быльные и бесприбыльные корпорации, кооперативные корпорации. В составе бесприбыльных корпораций выделяются: частные фонды, религиозные организации, корпорации по обеспечению общественных интересов (public benefit corporation) и корпорации по обеспечению интересов участников (mutual benefit corporation).

По законодательству США наряду с корпорациями другой формой организации коллективной хозяйственной деятельности является партнерство (partnership), участники которого (партнеры) управляют бизнесом и несут равную ответственность по его обязательствам всем своим имуществом. Различают полное и ограниченное партнерство10. Модель американского партнерства близка и по форме, и по содержанию с конструкцией хозяйственного товарищества по гражданскому законодательству Рос­сийской Федерации.

Сторонники второго (узкого) подхода к определению корпорации считают, что корпорация в США представляет собой акционерное общество и его модификации. Другие виды образований (как предпри­нимательские, так и непредпринимательские) остаются за пределами понятия «корпорация».

Сказанное в равной степени относится к организационно-правовым формам организации коллективной хозяйственной деятельности в европейских странах. Так, в Германии прототипом корпорации является verein (союз, общество, объединение, корпорация). В литературе справедливо указывается на раздробленность регулирования этой формы юридического лица, об отсутствии единой типологии11. Нет единства мнений среди авторов о разграничении таких смежных понятий как корпорация и объединение капиталов.

В литературе называется ряд особенностей американской модели корпорации12. Основной особенностью этой модели является то, что только акционеры корпорации имеют право влиять на принятие стратегических решений и ­политику организации. Менеджеры и работники не входят в корпорацию. При этом менеджеры выступают как агенты акционеров, которым делегируются ограниченные права по оперативному управлению корпорацией.

Вторая особенность американской модели – очень высокая раздробленность пакета акций корпорации. Поэтому ни один из акционеров не имеет возможности контролировать действия менеджмента. Такой контроль может быть реализован только в результате коллективных усилий акционеров.

Американская модель корпорации содержит прямой запрет на владение банками акциями нефинансовых структур. Считается, что указанный запрет позволяет избежать столкновения интересов между банком и конкурентами корпорации, когда банк, используя финансовые ресурсы, становится заинтересованным в подавлении конкурентов «своей» компании. И не только. Будучи активным игроком на фондовом рынке, банк превращается в центр образования финансово‑промышленной олигархии. В этой связи достаточно вспомнить российскую модель финансово‑промышленной группы, в составе которой обязательным участником является инвестиционная компания.

В отличие от американской континентальная модель корпорации характеризуется, прежде всего, тем, что в корпорацию включаются все заинтересованные группы лиц: акционеры, менеджмент, работники, финансовые структуры, представители государства. Каждый из них (лиц) играет свою заметную роль в деятельности корпорации. Например, показательно участие организованных рабочих корпорации в структуре корпоративного управления, что образует особые условия взаимодействия между трудом и капиталом13.

Симптоматично, что континентальная модель корпорации обеспечивает условия социального партнерства правительства, труда и капитала. Особенно многого в этом направлении добилась Германия, где так называемая социальная ответственность бизнеса является неотъемлемой частью корпоративной жизни. Напротив, американская модель корпорации рассматривает вопрос о социальной ответственности бизнеса чем‑то навязанным корпорации извне.

И еще одно существенное отличие. В континентальной моде­ли корпорация и государство – ­партнеры. Соответственно государство владеет значительными пакетами акций в корпорациях и имеет своих представителей в органах уп­равлениях всех крупных компаний. В США иная ситуация: законодательство и американские традиции рассматривают участие государства как нежелательный элемент в корпоративном строительстве. Поэтому участие государства в деятельности корпораций весьма ограничено и связано лишь с установлением единых правил игры для всех участников рынка.

По этой причине российскому законодателю необходимо определиться в отношении понятия «корпорация». Мы считаем, что в целях преодоления указанных терминологических расхождений следует приравнять статус предпринимательской корпорации к статусу акционерного общества с определенными, четко прописанными в законе структурными и функциональными параметрами14. При определенных условиях общества с ог­ра­ниченной ответственностью можно рассматривать как промежуточную форму между акционерным обществом и персональным объединением. Что касается обществ с дополнительной ответственностью, то такая организационно-правовая форма коммерческих организаций долж­на быть устранена. Она (форма) практически не применяется на практике и не вписывается в новую типологию юридических лиц. К пред­принимательским корпорациям в Российской Федерации следует отнести и производственные кооперативы.

Следует обратить внимание на деление организаций, обладающих корпоративными признаками. По мнению Н. Г. Фроловского, в российском праве можно выделить две группы таких организаций: собственно корпорации и организации корпоративного типа15. В числе последних автор специального исследования об управлении предпринимательскими корпорациями называет хозяйственные товарищества. Далее, Н. Г. Фроловский предлагает в целях отнесения указанных групп юридических лиц к одному виду использовать понятие «­корпоративная организация», чтобы применять его ко всем организациям, основанным на участии. На наш взгляд, такая точка зрения плодотворна и заслуживает поддержки. Она позволяет расширить сферу применения корпоративного права, не ограничивая ее только акционерными обществами.

К предпринимательским корпоративным организациям следует отнести холдинги, финансово‑промышленные группы, а также другие предпринимательские объединения, которые не обладают статусом юридического лица. В Концепции развития корпоративного законодательства (п. 15) отмечается, что в ближайшие годы Россию ожидает формирование новых видов и типов интегрированных бизнес‑структур, соответственно увеличивается потребность в законодательном урегулировании вопросов, связанных с их деятельностью.

Итак, «корпорация» в собственном смысле этого слова представляет собой акционерное общество, известное континентальному праву и российскому праву. Все остальные коммерческие организации (за исключением унитарных предприятий) можно отнести к организациям корпоративного типа. Холдинги, финансово‑промышленные группы, иные предпринимательские объединения без статуса юридического лица также являются организациями корпоративного типа. В российском праве можно выделить непредпринимательские (некоммерческие) корпорации, в которых применяется принцип личного участия участников в деятельности такой корпорации. Это – общественные организации (объединения), некоммерческие партнерства.

2. Вопрос о корпоративных отношениях является сложным и дискуссионным. В литературе были высказаны различные точки зрения. Одни ученые считают, что корпоративные отношения – это отношения организационные; по мнению других – прежде всего – имущественные отношения; третья группа ученых полагает, что корпоративные отношения являются смешанными (организационно-имущественными) отношениями. В литературе корпоративные отношения в силу своей неоднородности предлагалось рассматривать как категорию собирательную16. Одним словом, целая палитра точек зрения.

Я. М. Гританс, юрист, кандидат экономических наук, финансовый директор предприятия, весьма оригинально определяет корпоративные отношения – это совместное (объединенное, интегрированное, корпоративное), подчиненное одной или нескольким общим целям действие и/или действия, поведение, волеизъявление заинтересованных лиц (участников корпоративных отношений), объединенных (инкорпорированных) между собой совместными (корпоративными) свя­зями (правоотношениями)17. Итак, корпоративные отношения есть действие (действия, поведение, волеизъявление участников).

Мы уже обращали внимание на экономическую интерпретацию юридических терминов со стороны ученых-экономистов18. Так, А. В. Бусыгин определяет предпринимательский договор как волеизъявление сторон по поводу осуществления предпринимательского процесса, не предполагающее объединение договаривающихся сторон в какую‑либо единую организационно-правовую структуру19. Что понимает автор под «предпринимательским процессом»? Почему организация предпринимательства противопоставляется предпринимательскому процессу? Как говорится, без комментариев.

В сравнительном плане: Я. М. Гританс определяет корпоративные отношения как волеизъявления заинтересованных лиц, А. В. Бусыгин рассматривает предпринимательский договор в качестве волеизъявления сторон. Здесь, как в известном бородинском сражении – все смешалось в кучу!

На наш взгляд, корпоративные отношения – это система экономических отношений со сложной структурой. Корпоративные отношения можно условно сгруппировать на внешние и внутрикорпоративные. В состав внешних корпоративных отношений входят отношения, возникающие, например, между акционерами, акционерным обществом и акционерами; отношения, складывающиеся между внешними подразделениями (филиалами и представительствами) и хозяйственным обществом; отношения, складывающиеся между материнской (преобладающей) компанией и зависимыми (дочерними) обществами; отношения, складывающиеся между коммерческими организациями в составе предпринимательского объединения (холдинга, ФПГ).

В этой связи необходимо выделять несколько уровней внутрикорпоративных отношений: а) межструктурные отношения, складывающиеся между внутренними подразделениями типа цеха (отдела и др.); б) отношения, складывающиеся между участниками корпоративной организации и органами управления (менеджментом). Причем указанные виды корпоративных отношений также неоднородны и могут быть подразделены на отдельные подвиды. Например, в рамках первого вида корпоративных отношений обособленную группу образуют отношения принадлежности имущества структурным подразделениям организациям. Другой пример: корпоративные управленческие отношения между организацией и ее структурными подразделениями.

Таким образом, с нашей точки зрения нельзя сводить богатые по содержанию корпоративные отношения к внутрикорпоративным (внутрифирменным). В порядке постановки проблем мы предлагаем расчленить их на горизонтальные (имущественные, личные, неимущественные) и вертикальные (организационные, управленческие), а также внутрикорпоративные.

Такой подход к определению корпоративных отношений, безусловно, приведет к существенному расширению сферы регулирования корпоративных отношений. Но данная сфера должна иметь свои ограничения; в противном случае корпоративные отношения могут поглотить смежные общественные отношения, которые традиционно являются предметами регулирования отдельных отраслей российского права. Так, за пределами корпоративных отношений находятся так называемые «межкорпоративные отношения» в области обмена и реализации продукции, выполнения работ и оказания услуг20.

Развивая тезис о заметном расширении сферы корпоративных отношений, можно прийти к абсурдному выводу о том, что понятия «кор­поративные отношения» и «пред­принимательские отношения», «корпоративное право» и «пред­принимательское право» – синонимы. Но это далеко не так!

3. С учетом того, что понятия «корпорация», «корпоративные отношения» являются предметом оживленной дискуссии в учебной и научной литературе, нет единства взглядов и по вопросу о ­корпоративном праве. Очень часто корпоративное право рассматривают как совокупность юридических норм, регулирующих внутрикорпоративные отношения. На наш взгляд, это слишком узкий подход. В реальной действительности предмет корпоративных отношений является по содержанию более широким, чем отношения внутрифирменные. Корпоративные отношения – предмет регулирования норм административного, гражданского права, а также норм иных отраслей права. Поэтому корпоративные отношения регулируются не только внутренними (локальными) актами, но и федеральными законами, а также многочисленными подзаконными нормативными актами различной юридической силы.

Корпоративное право – это не правовой институт гражданского права и не подотрасль гражданского права21. На наш взгляд, корпоративное право есть комплексное (межотраслевое) образование, в котором гармонично сочетаются нормы гражданского (частного) и публичного права. В этом качестве корпоративное право является составной частью права предпринимательского.

По своему содержанию корпоративное право неоднородно. В нем можно выделить внешние корпоративные нормы и внутрикорпоративные нормы. Если отраслевая при­рода первой группы корпоративных норм не вызывает больших трудностей, то в отношении второй до сих пор не утихают споры.

В советский период распространенным был тезис о том, что «внутрихозяйственные отношения» есть предмет регулирования административного права. Так, Е. М. Жамбиева писала: «структурные подразделения являются носителями административной правосубъектности, которая выступает как необходимое условие их самостоятельного участия в управленческих отношениях. Структурные подразделения, как и сами предприятия и учреждения, образуются в административно-правовом порядке. Аналогично определяется их наименование, осуществляется наделение их имуществом, устанавливается круг административно-правовых полномочий, решаются другие вопросы их организации и функционирования. Перечисленные компоненты правовой характеристики дают основания рассматривать структурные подразделения в качестве носителей административной правосубъектности»22.

Ранее, аналогичная точка зрения была высказана А. В. Венедиктовым и А. А. Собчаком. Последний, рассматривая в своей работе проблемы внутрипроизводственного хозрасчета, соглашается с мнением А. В. Венедиктова, который утверждал, что внутрипроизводственные отношения имеют административно-правовую природу, а предприятия и их структурные подразделения являются носителями административной правосубъектности как организованные государством коллективы рабочих и служащих. Таким образом, предприятия и его внутренние подразделения являются, по мнению авторитетного ученого, особыми субъектами административного права23.

Ряд ученых полагает, что некоторые виды внутрихозяйственных отношений имеют лишь условный, производственно-технический характер. Так, О. С. Иоффе не признавал за внутрихозяйственными (внут­ри­производственными) отношения­ми правовой характер24. Такой же точки зрения придерживался и С. Н. Братусь, указывая, что «проблема внутризаводского хозрасчета – это скорее организационно-техническая, чем юридическая проблема»25.

Мы считаем, что внутрикорпоративные отношения, возникающие между структурными подразделениями организации, нельзя рассматривать как гражданско-правовые и административно-правовые. Так, предметом административного права является исполнительно-распорядительная деятельность органов государства, а также общественные отношения, возникающие в связи с осуществлением государственными органами функций управленческого характера. Деятельность структурных подразделений осуществляется внутри юридического лица, в то время как административное право охватывает связи, внешние по отношению к юридическому лицу. Через внутрихозяйственные отношения идет реализация не функций государственной власти, а полномочий юридического лица26. То же самое можно сказать и адрес внутрихозяйственных имущественных отношений, возникающих по поводу принадлежности имущества за структурным подразделением организации.

Здесь нет предмета гражданско-правового регулирования. Равным образом, не надо искать гражданско-правовую природу во взаимоотношениях между структурными подразделениями организации. Наша юридическая наука пережила то время, когда межцеховые связи рассматривались как товарно‑денежные отношения со всеми вытекающими последствиями; когда передача комплектующих изделий от одного цеха в другой квалифицировалась в качестве поставки продукции; когда к цехам – нарушителям применялись внутрихозяйственные санкции. В то же время, нельзя согласиться с высказанным мнением о том, что рассматриваемые отношения вообще не являются объектом правового регулирования. Внутрикорпоративные (внутрифирменные) имущественные связи возникают между структурными подразделениями юридического лица в процессе осуществления ими хозяйственной деятельности. По своей экономической природе они (связи) представляют собой отношения обмена результатами труда, разделенного в рамках предприятия между внутренними звеньями27. Расчеты между данными подразделениями производятся бухгалтерским способом внутри своего предприятия (организации). Возникающие при этом отношения (связи) регулируются различными локальными нормативными актами, закрепляющими права и обязанности подразделений юридического лица по отношению друг к другу.

Однако, как уже отмечалось, рассматриваемые отношения не могут быть предметом гражданско-правового и административно-правового регулирования. Резонно возникает вопрос: какие нормы права регулируют эти отношения? На наш взгляд, здесь мы имеем дело с особой системой правовых норм и институтов – внутрикорпоративным правом. То правовое образование, которое в советский период именовалось внутрихозяйственным правом28.

1 См.: Кочетков Г. Б., Супян В. Б. Корпорация: американская модель. СПб.: Питер, 2005; Гританс Я. М. Корпоративные отношения: правовое регулирование организационных форм. М.: Волтерс Клувер, 2005; Макарова О. А. Корпоративное право: учебник. М.: Волтерс Клувер, 2005; Пахомова Н. Н. Цивилистическая теория корпоративных отношений: монография. Екатеринбург, 2005; Кашанина Т. В. Корпоративное (внутрифирменное) право: учебное пособие. М.: Норма, 2003; Храброва И. А. Корпоративное управление: вопросы интеграции. Аффилированные лица, организационное проектирование, интеграционная политика. М.: Альпина, 2000; Петухов В. Н. Корпорации в российской промышленности: законодательство и практика: научно-практическое пособие. М.: Городец, 1999.

2 Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1994. № 1. Ст. 6.

3 Собрание законодательства РФ. 1996. № 3. Ст. 145. Далее – Закон о некоммерческих организациях.

4 См.: Петровичева Ю. В. Правовое положение компаний по английскому праву. Автореф.… канд. юрид. наук. М., 2001. С. 9.

5 Там же.

6 См.: Полковников Г. В. Английское право о компаниях: учебное пособие. М., 2000. С. 30.

7 Симптоматично отметить, что в названой Концепции предлагается ввести в российское законодательство категорию юридического лица публичного права.

8 См.: Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран: сб. нормативных актов: законодательство о компаниях, монополиях и конкуренции. Учебное пособие / Под ред. В. К. Пучинского, М. И. Кулагина. М., 1987. С. 179.

9 См.: Макарова О. А. Корпоративное право: учебник. С. 3.

10 См.: Кочетков Г. Б., Супян В. Б. Корпорация: американская модель. С. 59–62.

11 См.: Макарова О. А. Корпоративное право: учебник. С. 4.

12 Кочетков Г. Б., Супян В. Б. Корпорация: американская модель. С. 10–18.

13 Кочетков Г. Б., Супян В. Б. Корпорация: американская модель. С. 13–14.

14 См.: Рукавишников С. М. Корпорация как правовой и социальный институт. Автореф.… канд. юрид. наук. М., 2005. С. 9.

15 Фроловский Н. Г. Управление предпринимательскими корпорациями в Российской Федерации (правовой аспект). Автореф.… канд. юрид. наук. Белгород, 2004. С. 14–15.

16 Обзор литературы по этому вопросу см.: Макарова О. А. Корпоративное право: учебник. С. 6.

17 Гританс Я. М. Корпоративные отношения: правовое регулирование организационных форм. С. 2.

18 Белых В. С. Правовое регулирование предпринимательской деятельности в России: монография. М.: Проспект, 2005. С. 337–338.

19 Бусыгин А. В. Предпринимательство. Основной курс: учебник для вузов. М.: Норма, 1997. С. 405.

20 По мнению О. А. Макаровой, вторая составляющая корпоративных отношений – это внешние отношения корпорации с партнерами, кредиторами, биржами, органами государственной власти и т. д. (Макарова О. А. Корпоративное право: учебник. С. 10).

21 См.: Макарова О. А. Корпоративное право: учебник. С. 11–12.

22 Жамбиева Е. М. Структурные подразделения государственных предприятий и учреждений как субъекты административного права. Дисс.… канд. юрид. наук. Свердловск, 1984. С. 7.

23 Собчак А. А. Внутрипроизводственный хозрасчет в промышленности. Правовые вопросы. М.:. Юрид. лит., 1972. С. 25–26.

24 Иоффе О. С. Правовые проблемы народного хозяйства СССР: Государство и право развитого социализма в СССР. Л.: Изд-во ЛГУ, 1977. С. 166–171.

25 Братусь С. Н. Юридические лица в советском гражданском праве. М.: Юриздат, 1947, примечание к стр. 291.

26 См.: Перевалова И. В. Правовое положение филиалов и представительств по законодательству Российской Федерации. Дис.… канд. юрид. наук. М., 2005. С. 158–160 и др.

27 Танчук И. А., Ефимочкин В. П., Абова Т. Е. Хозяйственные обязательства. М., 1970. С. 57.

28 См.: Якушев В. С. Правовое регулирование внутрихозяйственных отношений. – Межвуз. сб. науч. трудов «Вопросы совершенствования хозяйственного законодательства». Вып. 68. Свердловск, УрГУ, 1978. C. 29.


Источник: http://bmpravo.ru/show_stat.php?stat=653


Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Управленческие отношения в корпорации. - Теоретические Фотоотчет по уходу за собой

Акционерные отношения в корпорации Корпоративные отношения: Правовое регулирование
Акционерные отношения в корпорации 1. Понятие корпоративных и акционерных отношений
Акционерные отношения в корпорации Сущность корпоративных отношений
Акционерные отношения в корпорации Понятие корпоративных отношений
Акционерные отношения в корпорации Богдашина О. Аутизм: определение и
Акционерные отношения в корпорации Ванны с гидромассажем с массажем спины - цены
Акционерные отношения в корпорации Владимир Асимов - Выпускница автошколы (минус)
Акционерные отношения в корпорации Государственная политика противодействия коррупции и теневой
Акционерные отношения в корпорации Десна после удаления зуба - последствия » Аденто. ру
Дэвид Кибби. Физические характеристики типажей - Красота Как простить измену любимого человека? Вступать Каллы: уход в домашних условиях, посадка, выращивание, фото Крема Hempz - косметика после загара в солярии и на солнце Лечение и удаление купероза лазером - выгодная Маникюр гель-лаком в домашних условиях, видео - Woman s Day Порядок оплаты больничного листа За кем нужен уход Рододендрон описание лекарственных видов Сонник целоваться с незнакомым Мужчиной

Похожие новости