Межконфессиональные отношения диссертации

Содержание к диссертации

Введение

ГЛАВА І.ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ И СТРАТЕГИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ МЕЖКОНФЕССИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ 16

I. 1. Теоретико-методологические подходы к исследованию межконфессиональных отношений 16

1.2. Общая проблематика межконфессиональных отношений и концептуализация стратегии их исследования 49

ГЛАВА II. МЕЖКОНФЕССИОНАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В СВЕТЕ АНАЛИЗА РЕЛИГИОЗНЫХ ОРИЕНТАЦИИ НАСЕЛЕНИЯ, СПЕЦИФИКИ МЕЖГРУППОВЫХ

И СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ ПРОЦЕССОВ 83

II.1. Религиозные ориентации, природа и формы общественного выражения 83

II.2. Конфессиональная приобщенность в условиях современной социализации 116

И.З. Специфика межгрупповых процессов как аспект анализа межконфессиональных отношений 138

II. 4. Межконфессиональное восприятие в поликультурном обществе 161

ГЛАВА III. МЕЖКОНФЕССИОНАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В СОДЕРЖАНИИ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ВЗАИМОВОСПРИЯТИЯ 174

III. 1 Своеобразие межконфессионального восприятия, особенности его возрастного становления 175

III.2. Установки межконфессионального восприятия 183

ІІІ.З. Представления межконфессионального восприятия 191

Ш.4. Межконфессиональное восприятие в ситуациях смоделированного конфликта 227

ГЛАВА IV. ПУТИ ОПТИМИЗАЦИИ МЕЖКОНФЕССИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ 250

IV. 1. Факторы и условия, сопутствующие межконфессиональным отношениям, типология их общественного проявления 250

IV. 2. Традиционные и нетрадиционные религии 272 в контексте социальной стабильности 272 и межконфессиональной толерантности 272

IV. 3. Пути реализации межконфессиональной толерантности 287

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 305

ЛИТЕРАТУРА 318

ПРИЛОЖЕНИЯ 352

Введение к работе

Актуальность темы исследования. Феномен религиозности принадлежит к одному из массовых и стойких социокультурных явлений. С древних времен религиозное мировоззрение определяло социальную жизнедеятельность, как отдельных субъектов, так и целых государств. В XXI веке религии не исчерпали своей ценностно-мировоззренческой значимости, поскольку основная часть мирового населения остается религиозной.

Даже в условиях глобализации отчетливо прослеживаются границы между католической и православной (Западной и Восточной) Европой, между христианским, исламским и буддийским культурными мирами. Религиозные культуры, как исторически сложившиеся макрообщности, продолжают активно проявлять себя в противостояниях, приобретающих форму «цивилизационных разломов». Диалог культур в значительной мере является диалогом конфессий, хотя и не всегда выражается в открытой очевидности. Несмотря на сохранившиеся отчетливые разграничения, в результате миграционных процессов происходит территориальное взаимопроникновение религиозных культур друг в друга, при этом они не смешиваются, а продолжают существовать самобытно. Многие государства, регионы и города, еще совсем недавно представленные в моноконфессиональном демографическом преимуществе в результате миграционных процессов стали в значительной степени поликонфессиональными. Усиление мобилизационного потенциала конфессий особенно заметно в обществах промышленно развитых стран, подвергшихся секуляризации, модернизации и культурной трансформации.

Центральной стороной активизации мобилизационного потенциала конфессий является консолидирующая роль религиозных культур, сопровождающаяся значительным ростом конфессионального самосознания. Внутри поликонфессиональных государств данные общественные процес-

сы могут иметь различные последствия. С одной стороны, религиозные культуры через мировоззренческие ориентиры осуществляют функцию социального контроля: регламентируют поведение, структурируют отношения, могут обеспечивать общественный порядок; с другой стороны, внут-риконфессиональная консолидация и солидарность нередко оборачиваются социальным размежеванием. Этому способствуют отличия в мировоззренческих ценностях, знаково-символической и предметной сферах, особых формах поведения людей, регламентируемых религиозными предписаниями.

В России культурно-религиозные различия рельефно проявились после распада атеистической идеологии. Снятие идеологических барьеров, кардинальные социальные и мировоззренческие трансформации, активизировали как религиозные ориентации настроения, так и социальную активность конфессий. В целом религиозный ренессанс закономерно сопровождался «реанимированием» межконфессиональных отношений, при этом в различных регионах России формы их проявления приобрели различный социальный масштаб, степень выраженности и весьма разнообразный характер, как конфликтный, так и стабильный.

Одной из показательных сторон современного религиозного возрождения является вовлеченность в этот процесс молодежи. Различные конфессии, традиционные и особенно нетрадиционные, в силу собственных стратегических интересов расширения общественного влияния стараются проявлять активность именно в молодежной среде. Среди других возрастных групп населения молодежь оказывается в наибольшей мере подверженной влиянию религиозных идеологий.

Внутриконфессиональная консолидация и солидарность, ориентация верующих на ценности своих религиозных культур приводят к рефлексии межрелигиозных различий, актуализируют и формируют в сознании верующих установки и представления социального взаимовосприятия. Важ-

ным и общественно значимым является тот факт, что религиозные культуры характеризуются не только различиями, но и мировоззренческими противоречиями, представленными зарядом идеологических разногласий. Данные противоречия могут найти свое разрешение в межрелигиозных конфликтах и составляют одну из актуальных проблем в межконфессиональных отношениях. Между тем реалии свидетельствуют, что мировоззренческие противоречия религиозных культур далеко не всегда находят свою социальную объективацию. Для их катализации необходим ряд сопутствующих социокультурных условий, а также других форм межконфессиональных противоречий.

Уникальность социокультурной ситуации в Республике Башкортостан состоит в том, что здесь на относительно небольшом территориальном пространстве тесно соседствуют различные конфессии, как традиционные, так и нетрадиционные. Верующими считают себя более двух третей населения. Несмотря на значительные мировоззренческие различия трех традиционных религий: ислама, православия, финно-угорского язычества, представляющих подавляющее большинство верующих на данной территории, а также множества нетрадиционных религий, в Республике Башкортостан не наблюдается социально проявленных межконфессиональных конфликтов и напряженности на религиозной почве.

Межконфессиональные отношения на территории республики могут быть исследованы в формах социокультурного взаимовосприятия, где противоречия ценностей религиозных культур не находят объективных социальных условий их катализации.

Актуальность проблемы исследования позволяет говорить о межконфессиональных отношениях как важном и значимом общественном феномене. От того, каким образом будут складываться взаимоотношения между конфессиями, в каком ракурсе (позитивном, негативном) верующие раз-

личных конфессий будут воспринимать друг друга, во многом зависит стабильное общественное развитие.

Степень научной разработанности проблемы. Социальные процессы размежевания, противостояния по принципу деления на своих «своих» и «чужих» рассматривались еще в античности Лао-Цзы, Геродотом, Платоном, Аристотелем и др. Сквозной нитью проблема рассматривалась мыслителями в Средневековье, эпохи Ренессанса и Просвещения. В конце XIX и XX веков межгрупповые отношения получили свое концептуальное осмысление (Т. Адорно, Б. Басе, Л. Берковитц, П. Бурдье, Э. Гидденс, М. Дойч, Л. Дьяб, X. Жаму, Д.Т. Кемпбелл, Л. Козер, Г. Лебон, Р. Лейван, Г. Лемэн, У. Макдугалл, К. Маркс, С. Московичи, У.Г. Самнер, П.А.Сорокин, 3. Фрейд, М. Шериф, B.C. Мухина, Б.Ф. Поршнев, П.И. Кушнер и др.). Некоторые идеи стали классикой и активно использовались в настоящей работе. Среди них можно отметить такие закономерности межгрупповых отношений, как внутри групповой фаворитизм и межгрупповая дискриминация.

Отдельно следует остановиться на межгрупповом восприятии как перспективной области работы (У. Гадиланст, Г. Тешфел, Д. Тернер, Г.М. Андреева, А.И. Донцов, А.Г. Костинская и др.), а также прислушаться к призыву о необходимости исследования конкретных сфер межгрупповых отношений: классовых, гендерных, профессиональных, этнических, религиозных и др. (Г. Горнстейн, Г. Тэшфел, B.C. Агеев). Практически всеми авторами в качестве одного из наиболее приоритетных направлений признается необходимость исследования значительных по масштабу социокультурных общностей.

Современный этап развития исследований характеризуется возрастающим интересом к религиозной и межконфессиональной проблематике. Общественная представленность культурно-религиозных ценностей и процессы конфессиональной вовлеченности нашли отражение в социологиче-

ских исследованиях В.И. Борзенко, Ю.Л. Василевского, Л. Василенко, Ю.А. Гаврилова, И.В. Журавлевой, К. Каариайнен, П.А. Кулакова, Р.А. Лопаткина, Л.Н. Митрохина, З.И. Пейковой, Ю.ІО. Синелиной, НА. Трофимчук, Э.Г. Филимонова, С. Филатова, В.Г, Харчеци, А.Г. Шевченко, Ф.Э. Шереги, Г.С. Широкаловой, Е.С. Элбакян, И.Н. Яб-локова и др. Конфессиональная вовлеченность детерминирует общественную интеграцию (Э. Дюргхейм, Г. Спенсер, Б. Малиновский, П.А. Сорокин), а также социальные последствия в ракурсе социальной адаптации и дезадаптации, которые изучались преимущественно социальными психологами Е.М. Аргил, С. Артербам, А. Ван Каам, К. Джиамбалво, Доброу-Айхель, Е.О'Дохеретти, Л. Кивлев, М. Лангон, Р. Лифтон, Т. Петере, X. Ремшмидт, Т. Роджерс, Дж. Рональлд, Р. Толес, В. Уилсон, П. Ут-сон, Дж. Фелтон, С. Хассэн, С. Элисон, Н. Волков и др. Позиции представленных авторов недостаточно хорошо вскрывают и иллюстрируют ту

сторону проблемы, которая лежит в сфере собственно межконфессиональных отношений. Между тем большинство исследователей, представляющих различные области социальных наук, склонно констатировать возрастающую роль конфессионального фактора в общественной практике и социальной коммуникации.

К настоящему моменту межконфессиональные отношения рассмотрены в различных аспектах социального знания. Имеется ряд позиций и мнений, авторы которых концентрируются на историческом (Л.Н. Гумилев, А.И. Жильский, А.Б. Зубов, Г.А. Никитина, МЛО. Решетова, Н.С. Трубецкой и др.), конфессионально-теологическом (А. Барац, С. Н. Булгагов, А. Кураев, B.C. Соловьев, А. Сурожский, Л.Н. Толстой, Ф. Мухамедшин, А. Хомейни, П. Флоренский и др.), политическом (Г. Зиммель, СИ. Иваненко, 3. Изакович, А.А. Красиков, Н.М. Мамедова, В.Н. Рагузин и др.), юридическом (Б. Бич, И.Я. Кантеров, ЕЛО. Кривошеи-на, У. Кок Дюрам, Ю.А. Розенбаум, Л.С. Скуратовская, В.О. Лобовиков,

О.С. Шутова и др.) аспектах межконфессиональной проблематики, Значительная часть публикаций по теме выглядит в контексте теоретического обозначения, а не концептуальной разработки, выражает стремление авторов привлечь внимание общественности к назревшей проблеме межрелигиозного взаимососедства.

Между тем имеется ряд социологических и социально-философских исследований, отражающих конкретную фактологию межконфессиональных отношений, как на уровне эмпирических данных, так и концептуально (В.В. Амелин, В.И. Веремчук, B.C. Воронцов, Д.М. Исхаков, К. Каариайнен, А.Д. Коростылев, М.П. Мчедлов, Р.Н. Мусина, Э.Г. Филимонов, Д.Е. Фурман, Е.С. Элбакян и др.). Отдельно следует отметить теоретическую позицию А.А. Нуруллаева, предложившего целостную перспективу рассмотрения межконфессиональной проблематики не только освещающую ее реалии, но и включающую прогноз развития, а также рекомендации по оптимизации отношений между конфессиями.

Основной социально философский фокус анализа межконфессиональных отношений сконцентрирован в рамках проблем религиозного противостояния и диалога. Вопросы межрелигиозного размежевания и конфликтов рассмотрены в работах М. Вебер, А.В. Верещагина, Е.Н. Базурина, Н. Джавахишвили, И.Я. Кантеров, К. Маркс, О.В. Монина, Ю.М. Почта, Б. Путилин, М.В. Силатьева С. Хантингтон; толерантности (СМ. Глушкова, И.А. Ермакова, С.А. Ли, Ю. Хабермас, Е.А Степанова, В.Е. Кемеров, Н.Б. Костина, К.И. Колесникова, А. Кукушкин, И.Д. Ягофа-рова); диалога и дискурса (В.Д. Грац, М. Хатами, К. Ясперс, Л.Х. Авшалу-мова, М.А. Алиев, М.М. Бахтин, И.В. Богачаевская, A.M. Буттаева, С. Глаголев, Е.Н. Заборцева, Ф.Г. Овсиенко, В.В. Лешков, И.А. Колосова,); гармонизации (К. Кюнг, Алексий II, И.И. Иванова, СИ. Ильинский, Иоан Павел I, Р.С. Истмагилин и др.). Представленные вопросы, в сущности, неотъемлемы друг от друга и большинством авторов рассматриваются в

единстве, исследовательские предпочтения можно выделить лишь с определенной долей условности.

В последнее время теоретический и практический интерес к религиозной проблематике, и в частности к межконфессиональным отношениям, проявляют исследователи республики Башкортостан: Р.И. Ирназаров, А.Б. Курлов, А.В. Лукьянов, И.М. Орешников, СМ. Поздяева, P.M. Тухватуллин, Ф.С. Файзуллин, А.Б. Юнусова и др.

Анализ направлений, в той или иной мере отразивших вопросы межконфессиональных отношений свидетельствует, что данная проблема находится на начальных этапах своей концептуальной разработки и изучена недостаточно.

Имеющиеся подходы описывают межконфессиональные отношения преимущественно через формы взаимодействия (интеракцию) или диалога (коммуникацию). Рассмотрение межконфессиональных отношений как форм социокультурного взаимовосприятия на данный момент не в должной мере фигурирует как вариация социально-философского поиска. Между тем данная парадигма рассмотрения межконфессиональных отношений позволяет выйти за пределы непосредственной социальной практики, углубляясь в сферу сознания верующих.

Объектом исследования выступают межконфессиональные отношения как общественный феномен, в качестве предмета - социокультурное взаимовосприятие религиозных сообществ.

Целью работы является построение концепции межконфессиональных отношений как форм социокультурного взаимовосприятия.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

обосновать философский концептуальный базис, методологию, понятийный аппарат и стратегию исследования межконфессиональных отношений как форм социокультурного взаимовосприятия;

выяснить общественную значимость и проблематику межконфессиональных отношений; провести социально-философский анализ подходов, описывающих феномены религиозных ориентации, конфессиональной социализации, межгрупповых в контексте межконфессиональных отношений как форм социокультурного восприятия;

выявить различия в конфессиональных и этнических формах социокультурного взаимовосприятия; раскрыть содержание межконфессионального восприятия в установках и представлениях, обуславливающих приоритеты лояльности и отчуждения между конфессиональными общностями;

определить степень актуализации и широту социальной представленности межконфессионального восприятия; выявить типологию, межконфессионального восприятия; проанализировать социокультурные факторы и условия, непосредственно влияющие на межконфессиональные отношения;

предложить программу по оптимизации межконфессиональных отношений.

Научная новизна диссертации:

доказано, что религиозные ориентации населения не теряются в индивидуальных духовных исканиях отдельных субъектов, а активно проявляются через социокультурные формы своего выражения, характеризуясь разной степенью вовлеченности в ту или иную конфессиональную общность, попадая под ее социальный контроль, провоцируя процессы социокультурного взаимовосприятия по принципу «Они» и «Мы»;

доказано, что социокультурное взаимовосприятие религиозных общностей (межконфессиональное восприятие) есть сущность межкон-

фессиональных отношений, поскольку в сфере восприятия сфокусированы их системообразующие противоречия;

доказно, что межконфессиональное восприятие имеет особое содержание, свой общественный диапазон отличный от других форм межгруппового восприятия. В современном обществе межконфессиональное восприятие активно и широко проявляет себя в обыденной общественной жизни, представляя собой не ситуативное явление. Любые формы социальной напряженности, является факторами катализации ценностно-мировоззренческих противоречий и способны спровоцировать межконфессиональные конфликты;

установлено, что межконфессиональное восприятие очень уязвимо к внутренним (со стороны радикально настроенного духовенства) и внешним (со стороны враждебных политических сил) идеологически-манипулятивным злоупотреблениям, что делает ее важнейшим «проблемным полем» общественной и государственной безопасности;

доказано, что активное формирование и становление межконфессионального восприятия происходит в подростковом периоде. В юношеском же возрасте межконфессиональное восприятие достаточно актуализировано. Показательным фактором является то, что периоду юности свойственно противопоставление себя «чужим», вообще любой альтернативе, поэтому межгрупповые антагонизмы в молодежной среде проявляются наиболее рельефно, создавая условия для социальных конфликтов;

доказано, что при общем сходстве на периферии религиозных культур и в их центре межконфессиональное восприятие имеет специфику в формах своего выражения. На периферии оно представлено некоторым субъективизмом и секулярностью представлений, более выраженными терпимостью к инакомыслию и критической рефлексией по отношению

к собственной религии. В центре в нем чаще фигурируют стереотипы, догматические регламентации, менее выражена критическая саморефлексия, а иноверцы и атеисты воспринимаются менее лояльно. Выявлены некоторые аналогии социокультурного восприятия у верующих, находящихся в центре культур традиционных религий, и у сектантов. Более глубокая конфессиональная вовлеченность, которая в обществе уже достаточно отчетливо просматривается, может формировать социальные предпосылки к усилению межконфессионапыюй конфронтации, общей социальной напряженности;

установлено, что формы восприятия иноверцев носят избирательный
характер и зависят от принадлежности к конкретной религиозной общ
ности. Межконфессиональное восприятие вскрывает межконфессио
нальные отношения как неоднородное, многоформное общественное
явление, и может быть представлено в различных типах: толерантный,
недифференцированно-обособленный, негативно-конфликтный, ради
кально-изоляционный, маргинальный;

обосновано, что социальную деятельность религиозных объединений и
отношения между ними необходимо подвергнуть более пристальному
государственному контролю.

Методологическая основа исследования представлена социокультурным подходом и диалектикой с элементами культурной антропологии, структурализма и социальной феноменологии.

В качестве теоретических оснований выступили труды, идеи и концептуальные положения отечественных и зарубежных философов, социологов, антропологов, психологов, религоведов.

Эмпирической базой, иллюстрирующей теоретические положения и выводы исследования, явились статистические результаты опросов населения, проведенных под руководством автора и при его участии. В общей сложности было исследовано более 2500 верующих, представ-

ляющих различные конфессии: православие, ислам, язычество, свидетелей Иеговы, адвентизм, пятидесятничество, вайшнавизм (кришнаиты). В работе использовались также данные социологических опросов, полученные другими авторами и коллективами.

Теоретическая и практическая значимость работы. Теоретическая значимость работы состоит в том, что диссертантом был выделен и описан самостоятельный феномен в многообразии общественных отношений -межконфессиональное восприятие. Раскрыта специфика его социального проявления, степень выраженности и общественная значимость. Выявлены сопутствующие социокультурные факторы и условия.

Практическая значимость работы состоит в разработке апробированного способа исследования межконфессионального восприятия как особой формы межконфессиональных отношений. Эта значимость заключена в возможности предотвращения межконфессиональной напряженности и конфликтов; она состоит в разработке стратегии и приемов оптимизации межконфессиональных отношений. Данные приемы могут быть использованы органами государственного управления и священнослужителями в их непосредственной практической деятельности. Результаты и рекомендации работы найдут свое применение в учебном процессе в качестве учебных курсов: «Социальная философия», «Конфликтология», «Социология религии»; спецкурса «Философия межконфессиональных отношений».

Апробация работы. Основные идеи диссертации, концептуальные положения и результаты докладывались на IV Российском Философском Конгрессе "Философия и будущие цивилизации" (Москва, 2005); на международных научных и научно-практических конференциях: «VI Царскосельские чтения» (Санкт-Петербург, 2003); «Культура толерантности; пути и проблемы развития» (Екатеринбург, 2004); «Проблемы образования в современной России и на постсоветском пространстве» (Пенза, 2005); «Язы-

ковые и культурные контакты различных народов» (Пенза, 2005); «Наука і освіта» (Днепропетровск, 2005); «Динаміка наукових досліджень» (Днепропетровск, 2005); «Дні науки» (Днепропетровск, 2005) и др. Общий объем публикаций по теме составил более 30 п. л.

Структура диссертации. Диссертационное исследование состоит из введения, четырех глав, заключения и приложений. Список использованной литературы включает в себя 475 наименований. Общий объем диссертации - 424 с.

Теоретико-методологические подходы к исследованию межконфессиональных отношений

Межконфессиональные отношения представляют собой масштабную и комплексную по своему характеру междисциплинарную проблему. Определенные трудности ее изучения связаны не только с новизной и междисциплинарной спецификой. Если конфессии, как масштабные религиозные группы, так или иначе, можно исследовать и описать, то «отношения» представляются определенного рода эпифеноменом, который сложнее поддается теоретическому анализу и эмпирическим верификациям в качестве желательных иллюстраций концептуальных обоснований.

Как отмечает В. Е. Кемеров, динамизм общественной жизни и многообразие социальных изменений, наблюдаемые за последние два десятка лет, не вписываются в теоретико-методологические возможности социальных знаний. Многомерная социальность, как сложная динамическая форма, не схватывалась имеющимися познавательными средствами. Проблема осложняется тем, что дисциплинарные границы изучения многих общественных явлений в связи с их усложнением становятся все более подвижными1.

В условиях цивилизационного сдвига и культурных трансформаций, социальная философия укрепляет свои позиции среди социальных наук, как универсально-обобщающая дисциплина. Вместе с тем, в русле меняющихся условий, общественных запросов, требующих решения новых образующихся проблем, она сама находится на стадии концептуальных и идейных трансформаций2. С одной стороны, социальная философия усиливает мощность теоретическо-методологических позиций за счет внутренних ресурсов; с другой, в качестве роли «пограничной дисциплины» анализирует общественные проблемы в контексте категориально-понятийных рядов теоретической социологии, культурологии, антропологии и социальной психологии3. При необходимости «берет на вооружение» прикладные эмпирические методы данных наук или пользуется уже готовыми результатами, полученными с их помощью.

Обширные по территориальному характеру представленности в социальных системах, различные по содержательным формам, в целом сложные и малоизученные общественные феномены, к которым относятся в частности межконфессиональные отношения, с трудом укладываются в тезаурусы и возможности конкретных общественных дисциплин. В то время как социальная философия, способна их изучать и анализировать. Реализация междисциплинарных исследований, проводимых в русле социальной философии, является не только критерием инновации самих изучаемых явлений, но и подчеркивает универсальность, фундаментальные позиции и центральное место социальной философии в системе общественных наук и знаний.

Выбор социокультурного подхода в качестве методологической основы нашей работы выглядит наиболее предпочтительным, поскольку с точки зрения автора, именно в рамках данной парадигмы наиболее адекватно и успешно может быть осуществлен междисциплинарный синтез идейных конструкций и конкретных приемов исследования. Кроме того, анализ различных пластов культуры, а также включенность человека в специфичные общественные отношения, детерминируемые своеобразием укладов жизни культурных макрогрупп, предоставляет возможность панорамного рассмотрения межконфессиональных отношений, выхода на уровень мировоззренческих обобщений и генерализаций. Социокультурный подход отличается широкими возможностями, в том плане, что в своем потенциале при рассмотрении конкретных малоизученных социальных явлений предусматривает вариации в способах концептуализации, выбора стратегии исследования и теоретического аппарата. Для нас важно рассмотреть, как в современном культурном универсуме, где одновременно соседствуют различные культуры, происходит становление и функционирование отношений между религиозными общностями, а также составляющими эти общности конкретными субъектами.

Необходимо отметить, что в культурных, кросскультурных и в целом социальных исследованиях существует проблема потенциальной вариабельности, адекватности постановки исследовательских позиций и концептуального вычленения изучаемых объектов. Так межконфессиональные отношения в системе многообразия отношений общественных, могут быть освещены буквально в грандиозном спектре различных позиций и сторон рассмотрения. В качестве средства решения данной дилеммы, в рамках взятого за основу социокультурного подхода, целесообразно использование элементов структурной методологии. Структурная методология поможет конкретизировать рассмотрение межконфессиональных отношений , В структурном анализе общественных отношений Р. Бхаскар, У. Аутвейт предлагают позицию «трансцендентального реализма» с возможностью изучения «реальных социальных структур», в границах которых разворачиваются практики. К. Леви-Стросс со справедливым скепсисом относится к идеям о «целостности социальных структур», однако считает возможным построение отдельных их сторон. Наиболее гибко и рационально к проблеме подходит П. Бурдье . С его точки зрения социальный философ не просто мыслительно фиксирует исследуемую фактологию объективной реальности, но и строит некую идейную «социальную конструкцию». Ее критерием выступает система диспозиций - «габитус», который структурирует практику субъектов и групп и воспроизводит ее. Генетический структурализм П. Бурдье синтезирует в себе структурный и конструктивистский подходы.

class2 МЕЖКОНФЕССИОНАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В СВЕТЕ АНАЛИЗА РЕЛИГИОЗНЫХ ОРИЕНТАЦИИ НАСЕЛЕНИЯ, СПЕЦИФИКИ МЕЖГРУППОВЫХ

И СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ ПРОЦЕССОВ class2

Религиозные ориентации, природа и формы общественного выражения

Очевидно, что на данный момент существует огромное количество самых разнообразных идейных конструкций религиозной феноменологии . Нас интересует тот аспект ее анализа, который стоит "за скобками" собственно теологического рассмотрения и находится как бы между культурой (имеется в виду конфессиональной культурой) и социальным субъектом.

Специфика настоящего исследования диктует необходимость выбора понятия, в котором религия верифицируется в качестве интенции, провоцирующей межгрупповое сравнение и восприятие. При этом оно должно быть представлено как через субъективную интенцию, так и через интенцию групповую, культурную. Общепринятое в социальной философии понимание религии как формы общественного сознания недостаточно отвечает поставленным целям, поскольку в нем субъект является «размытым», в том плане, в каком «он необходим» для настоящей работы. Такие хрестоматийные элементы религиозной жизни как религиозные мифологические представления, религиозное чувство и религиозные действия (религиозная практика), следует непременно принять на вооружение, поскольку они представляют ни что иное, как формы культурных установок: когнитивную, эмоциональную, и поведенческую. При учете хрестоматийных позиций следует все же концептуально означить границы широкой религиозной проблематики.

Углубляясь в некоторый исторический контекст, следует отметить, что немалую роль в становлении выбранной парадигмы анализа принадлежит Д. Юму73. Являясь предтечей позитивизма, он стал понимать религию не в теологическом контексте, а как «идейную» конструкцию, наметив возможность эмпирического исследования. К Новому времени, когда рельефно актуализировались культурные различия, встала необходимость их осмысления и объяснения. Собственно философия религии, оформившись в этот период как самостоятельная дисциплина, наряду с другими стала решать и эти задачи. Видное место здесь занимает немецкая классическая философия. Так Г.В.Ф. Гегель демонстрирует наиболее масштабный анализ религиозной феноменологии, представленной в своем содержании в рамках конкретных культурных общностей . Детальнейший анализ содержания религиозных культур, их традиции и догматика у Гегеля сопряжен с трезвым подходом философской непредвзятости. Его позиция - это рациональное видение и рефлексия феномена через призму развития культур. Несмотря на то, что существуют различия между воззрениями раннего и позднего периода творчества Гегеля, социально-культурный контекст в его философии религии очевиден и хорошо прослеживается через все этапы творчества. Идею истинной не профанируемой (идеологемами государства) религии разделяет ранний Гегель. Поздний - большое внимание уделяет социальной природе религии, где религиозный человек напротив видится в ракурсе нации и государства. В целом у Гегеля религия проявлена в своей практической социально-групповой конкретности - культуре. В гегелевской трактовке религии постепенно исчезают трансцендентальные аргументы, свойственные кантовско-фихтовской парадигме обоснования религиозных феноменов. Ведь трансцендентальный метод И.Г. Фихте требует, чтобы с тематизированным предметом держать в поле зрения и субъективную активность тематизации, т.е. в известной мере наблюдать самого себя как мыслящего и если мы это осуществляем, то убеждаемся, что пе можем выйти за пределы разума, поскольку последний составляет условие любого познавательного акта (в том числе и восприятия)75. Это же понимал и Л. Фейербах, который утверждал, что человек «не выдерживает своей глубины» и делит себя на «Я» и «не Я» - Бога76. Следуя логике, «внутренний, индивидуальный Бог» приобретает внешние социокультурные формы своего выражения. Они представлены уже не в индивидуальном, а в общественном сознании. Человек, через религиозное сознание, как бы культурно отчуждается от самого себя. К. Маркс активно развивает положения о религиозном отчуждении. Однако само сознание у него имеет социальную природу77. То, что мы сейчас понимаем под опосредованием, он представляет как форму существования и воспроизводства сознания, выставляет о присвоении внешних опредмеченных форм культуры. Данный тезис заслуживает особого внимания, в современной социальной и культурной антропологии является фактически хрестоматийным и определен через понятие интериоризации. С этой точки присвоение разных культур определяет разную природу сознания субъекта, что в свою очередь провоцирует акт культурного сравнения. В русле марксистских позиций о социальной природе сознания Б.Ф. Поршнев развивает положение И.Г. Фихте о делении Я на «Я» и «не Я» и говорит о первич-ности разделения по несколько иной формуле - «Они» и «Мы» . Групповое самовосприятие, в смысле бытийствующего «Мы», функционирует посредством межгруппового восприятия и сравнения.

Своеобразие межконфессионального восприятия, особенности его возрастного становления

Важным моментом в рамках данной работы являлась необходимость обозначения межконфессионального восприятия как совершенно самостоятельного феномена (имеющего свое неповторимое содержание), отличного от иных форм социокультурного восприятия и прежде всего — межэтнического209. Считаем важным обозначить эти отличия более подробно.

Обнаружено, что обусловленная религиозной культурой конфессиональная форма социального восприятия по степени общественной выраженности и актуализации не уступает этнической форме. Выяснилось также, что между межконфессиональной и межэтнической формами социокультурного восприятия существуют определенные корреляции, однако в этнических и конфессиональных представлениях существуют различия и они весьма выражены и ощутимы, (см. Приложение И. Табл. 4,5,6 и Приложение VI. Табл.13.14,15,16,17). Близость между данными феноменами заключается в небольшой схожести некоторых моментов, в частности, относительно житейских аспектов жизнедеятельности. Взаимонаслоение конфессиональных и этнических представлений больше наблюдается в ауто- и гетеровосприятии тюрко-язычных народов Башкортостана - татар и башкир. Именно у них в этнических оценках больше всего проскальзывали представления, связанные с религией. Минимальные различия между религиозными и этническими представлениями обнаружены в гетеровос-приятии иудеев-евреев, что говорит о близости этих двух понятий, как в представлениях широких масс, так и согласно канонам иудаизма: еврей по материнской линии - иудей, и человек, принявший иудаизм - еврей.

Несомненный интерес представляет тот факт, что между межконфессиональным и межэтническим восприятием существуют корреляции ввиду их культурной близости (на ранних этапах истории культуры конфессиональные и этнические формы идентичности и их производные были слиты в единое целое). Однако наше исследование выявило существенный уклон именно в сторону различий и даже антагонизмов, а именно: содержание образов восприятия существенно отличается именно по характеру когнитивной наполненности, различия обнаружены в сугубо религиозной терминологии и ином эмоционально оценочном спектре. В межконфессиональной форме социокультурного восприятия обнаружено наличие духовных и сугубо религиозных представлений и стереотипов: «верящие в Иисуса», «чтящие Аллаха», «верные», «духовные», «преданные Всевышнему», «поклоняющиеся идолам» и т.п., в то время как в межэтнической -обнаружены лишь житейские, отражающие черты народного характера: «выдержанные», «хитрые», «спокойные», «гостеприимные», «трудолюбивые» и т. п.

В межконфессиональном восприятии налицо иное распределение оценочных суждений. Оно может провоцировать как более выраженную социальную напряженность и обособление, так и менее выраженную, что отличает его от этнического восприятия.

Конфессиональный фактор в социокультурном восприятии проявляется также тем, что представители этносов, лежащих в рамках одной конфессиональной общности (ислама - имеются в виду татары и башкиры) иногда дают более позитивную оценку русским (этнически православным), чем родственному по конфессии этносу (см. Приложение II. Табл. 1,2,3).

Следует обратить внимание на еще один немаловажный момент. Интересно, что отношение к национальности как таковой со стороны верующих определяется как самой национальной принадлежностью, так и принадлежностью религиозной, это выявлено как на примере сектантов, так и на примере традиционных и языческих религий. Так, татары и башкиры, будучи адептами религиозной общности «свидетели Иеговы», более положительно характеризовали собственную национальность и с элементами негативизма - русских и марийцев (последних более негативно). Напротив, русские и марийцы той же религиозной секты с элементами негативизма оценивали татар и положительно - свою национальность. Противоположная тенденция наблюдалась у русских кришнаитов, у них обнаружена девальвация национальных приоритетов, на что указывают следующие типажи ответов стандартизированной беседы: «У Кришны нет национальности», «Национальность ничего не значит», «Я жалею, что я русский, потому что многие ваишнавские святыни в Индии можно посещать, будучи только «чистокровным» этническим индусом» и т. п.

В межконфессиональном восприятии обнаруживается более ощутимое обособление от «чужих», когда речь идет о субъектах, находящихся в центре конфессиональных субкультур, то есть о погруженных в традицию, но при этом они все же склонны признавать и декларировать положительные качества и характеристики, приписываемые представителям чужих религии .

Справедливо допустить, что содержание межконфессионального и межэтнического социокультурного восприятия зависит от формы сосуществования соответствующих макрогрупп. При актуализации этнорелигиозного радикализма возможно усиление зоны сходства по принципу их «сращивания», при этом уровень социальной конфликтности, несомый данным конгломератом, усилится, став идеологическим оправданием межкультурного противоборства.

Содержание конфессиональной и этнической форм социокультурного восприятия не статично, а зависит от сопутствующих социальных условий. При взаимонаслоении конфессионального и этнического социокультурного восприятия, обнаружены и значительные отличия. В зависимости от условий можно наблюдать ту или иную специфику их различий, при том, что кардинально они будут оставаться двумя разными феноменами.

Похожие диссертации на Межконфессиональные отношения как формы социокультурного взаимовосприятия : Социально-философский анализ


Источник: http://www.dslib.net/soc-filosofia/mezhkonfessionalnye-otnoshenija-kak-formy-sociokulturnogo-vzaimovosprijatija.html

Закрыть ... [X]

Межконфессиональные отношения как диалог Обезболивающее при татуаже глаз

Межконфессиональные отношения диссертации Межконфессиональные отношения как формы
Межконфессиональные отношения диссертации E-POOD Kingad, saapad, jalanud, riided, kotid
Межконфессиональные отношения диссертации Maps and Information for Sedona Trails
Межконфессиональные отношения диссертации Акции для салона красоты - Салонный Маркетинг
Межконфессиональные отношения диссертации Анитос официальный сайт - товары оптом дешево!
Межконфессиональные отношения диссертации Долговременная укладка на средние волосы карвинг (фото, видео)
Межконфессиональные отношения диссертации Запасной аэродром: про отношения, у которых нет
Межконфессиональные отношения диссертации Интернет-магазин женского и мужского нижнего белья
К чему снятся Зубы, сонник Зубы видеть во сне что Кто смог вылечить нервные тики у ребенка и каким способом? Мамин Минздравсоцразвития РФ: Приказ от N 752 Надоели тату? Поможет косметика! магазин парфюмерии Ноги из запекаемых пластиков. - Илена Ельина Одежда для йоги - купить с доставкой, цены на одежду для Схемы рисунков иголкой на ногтях - Красивые ногти