Пластика архитектурных сооружений

Сведения об авторе:

Ивашко Юлия Вадимовна – доктор архитектуры, доцент Киевского национального университета строительства и архитектуры.

УДК 72.01/035

 

 

Архитектура характеризуется определёнными формообразовательными, объёмно-пластическими, функциональными, конструктивными особенностями и оказывает воздействие на зрителя посредством визуального контакта, в результате которого непрофессионал получает общие сведения и впечатления об объекте архитектуры, а профессионал – информацию о специфике стиля пластика объекта, его принадлежности к архитектурной школе, «авторском почерке» архитектора.

В последнее время в архитектуре на постсоветском пространстве проявилось явление, довольно неоднозначное по своей оценке. В противовес многолетнему господству типовой архитектуры советского времени, после десятилетий забвения реанимируются в современной трактовке многие стили прошлого, порождая явления «неомодерна», «неоготики», «национального неоромантизма» [1, 4]. Однако «неомодерн» современности, часто в сочетании с классическими мотивами, имеет совершенно иную природу, чем модерн столетней данности, прежде всего в силу того, что «неомодерн» не ставит перед собой задачу поиска принципиально новых решений внутренних пространств и новых форм, воплощённых в новых конструкциях, а сводится, прежде всего, к поверхностному цитированию отдельных архитектурных форм и декора, что выступает противоречием принципам модерна и приводит к проявлению эклектизма в современной архитектуре. Современный «неомодерн» позволяет свободно сочетать и комбинировать осовремененные элементы различных разновидностей модерна без учёта специфики этих разновидностей, региональных особенностей и т.д., сочетать криволинейные формы проёмов, линии «удар бича» со стилизованными ордерами и карнизами, то есть допускает некое отсутствие стилевого единообразия [1, 4].

История знает примеры реминисценций стилей прошлого: наиболее часто возвращались к традициям классицизма и ордерной системы,  а в конце ХІХ века – модернизировали элементы романики, готики, Ренессанса, национальных стилей. В советское время активно использовали мотивы классической архитектуры и национальных стилей республик СССР, тогда как к некоторым стилям, прежде всего к модерну, был пристёгнут ярлык «декадентства» и негативизма.

С изменением исторической ситуации на постсоветском пространстве возник интерес к забытому стилю модерн, и за минувшие несколько десятилетий число объектов «неомодерна» настолько возросло, что перешло из разряда отдельных примеров в разряд некоего явления, требующего оценки и изучения из-за невыясненности истинных причин его появления. «Неостили» могут быть простым отражением поверхностного модного стилизаторства либо, напротив, свидетельствовать о существовании неких глубинных процессов внутри общества, которые получили подобное внешнее проявление в архитектуре [1, 4]. Тем более, что параллельно с увлечением стилизаторством наблюдается повышенный интерес  к тем же явлениям, которыми увлекалось общество в конце ХІХ-начале ХХ века  –  символизму, эзотерике, экзотическим культурам, а в современной трактовке – ещё и массовое увлечение стилем «фэнтези» – смесью историзма, сказочности и мистики.  Весьма популярным на постсоветском пространстве оказался классицизированный неомодерн – современная  смесь элементов ар-нуво со стилизованными классическими элементами, равно применимая и в банковских зданиях, и в жилье, и в особняках, и в церковных зданиях. Такой синтез вполне объясним:  классическая архитектура всегда была привлекательна для наследования и несколько раз возрождалась в различных вариациях: древнегреческая архитектура дала импульс древнеримской архитектуре, затем архитектуре Ренессанса, позже классическая ордерная система живописно трансформировалась  в ордер периода барокко, затем  греко-римская классика  «проросла» в классицизме и ампире, видоизменилась в период  историзма-эклектизма, существовала параллельно с декоративным ар-нуво и возродилась на новом временном витке – в позднем классицизированном модерне. Классицизм оказался одним из немногих стилей прошлого, который соответствовал и советской идеологии, породив явление так называемого «сталинского ампира» в жилых и общественных зданиях.

Для того, чтобы разобраться в самой природе явления современного «неомодерна», следует вспомнить о причинах  возникновения и формах  проявления модерна конца ХІХ – начала ХХ веков, чтобы понять, что «неомодерн» не является «логическим продлением во времени» исторического «ар-нуво» [1, 4]. Прежде всего, следует отметить, что несмотря на некоторое сходство между состоянием общества в период возникновения «ар-нуво» и в настоящее время, историческая ситуация всё же не является идентичной. Причины возникновения исторического модерна в Европе и России сводились к  экономическим, научно-техническим, социальным, культурологическим, политическим предпосылкам.

Говоря о природе модерна в Западной Европе и модерна в России, следует отметить непосредственную взаимосвязь между причинами возникновения, следствием появления и спецификой проявления стиля в различных сферах жизнедеятельности человека, что позволяет говорить о модерне, несмотря на всю кратковременность его существования, как о закономерно возникшем, сформировавшемся явлении, правда  – развивавшемся по иным законам, чем стили до него. Это позволяет объективно сравнить ситуацию, способствовавшую возникновению и распространению исторического модерна с той ситуацией, в которой сегодня распространяется современный «неомодерн», для того чтобы понять саму природу явления последнего [1].

Прежде всего, следует отметить, что никаких экономических, научно-технических, социальных или политических предпосылок для распространения модерна сегодня не существует, напротив,  все имеющиеся в наличии предпосылки говорят именно в пользу новаторской современной архитектуры без оглядки на исторические стили (тому пример – современная архитектура вне постсоветского пространства). И если модерн, несмотря на его выраженную «интернациональность», всё-таки сохранял региональное своеобразие в границах основных школ, то современная архитектура постмодернизма интернациональна в корне и отрицает непосредственную зависимость от стилей прошлого – разве что в условно стилизованном виде или в новых объектах в исторической среде. Таким образом, единственной предпосылкой для распространения «неомодерна» являются пережитки эстетического кризиса периода типовой застройки советских времён.  Однако поиски новаторского входа из тупика  как «неомодерном», так и «неостилями» в целом не определяются.  Выбор модерна (западноевропейского, либо российского) как цитатника здесь скорее произволен, поскольку остальные стили  –  классицизм, конструктивизм  –  просто «приелись» в советские годы и стали признаком «негативизма» в условиях современности. Модерн же, в силу своей «неидеологичности»,  был забыт и теперь воспринимается во многом как новаторский. В современных условиях на постсоветском пространстве был необходим стиль, который противопоставлялся бы предшествующей  архитектуре советского времени, и для этих целей модерн с его аморфностью, текучестью силуэтов, ярким декоративизмом и индивидуальностью оказался как нельзя кстати.

Итак, предпосылок для возникновения именно «неомодерна» не было, следовательно, он возник только как доступный вариант «отрицания прошлого», не требующих особых «творческих исканий». Теперь  сравним следствия возникновения исторического модерна и «неомодерна». В отличие от первого, сегодня нельзя говорить о каком-то особом значении объектов «неомодерна»  в условиях формирования городской среды. Объекты «неомодерна» не демонстрируют каких-то градостроительных особенностей размещения на участке или в структуре улиц или площади, равно как нет и каких-либо объединяющих их общих градостроительных приёмов, характерных именно для «неомодерна». В случаях объектов «неомодерна» и «неостилей» как таковых нельзя говорить и о выраженности стиля через новые строительные материалы и конструкции, как это было в период «ар-нуво», скорее наоборот:  конструкции и материалы в объектах «неомодерна» «опережают» по прогрессивности стилистику фасадов с ориентацией на  традиции модерна. В большинстве случае в объектах «неостилей» отсутствует и визуальная связь между внутренним и внешним пространством, как правило, фасады таких зданий наследуют отдельные исторические элементы, а интерьеры в них – вполне соответствуют традициям постмодернизма.

Специфика проявления «неомодерна» также не выражена: в нем не воплощены ни новые принципы застройки, ни новая стилистическая образная система, ни новаторство модернизированных принципов народной архитектуры [1, 4]. Кроме того, если сравнивать между собой объекты «неомодерна» в различных городах, можно заметить отсутствие региональных особенностей, что присутствовало в школах модерна конца ХІХ-начала ХХ века. В Западной Европе, хотя и существует увлечение этими же явлениями, тем не менее, отношение к «неостилям» в современной архитектуре вне потребностей строительства в памятникооохранных зонах там негативное, «неостилевые» решения распространения не получили, тогда как число таких объектов на постсоветском пространстве увеличивается, причём за счёт объектов явно неравнозначных: от сдержанных по части цитирования отдельных форм и деталей стилей прошлого до явного «китча» [1]. Вместе с тем, даже талантливо решённый «неомодерн»  в архитектуре не может стоять наравне с модерном конца ХІХ-начала ХХ веков, так как по сути своей не является полноценным историческим стилем со всеми присущими ему этапами развития, а представляет собой «архитектурный словарь» характерных форм и элементов  декора, который варьируется в зависимости от вкусов заказчика и архитектора. Фактически мы имеем дело с распространением «осовремененного» варианта эклектизма с применением отдельных элементов модерна в новых материалах и конструкциях. Не следует забывать, что применение «нео»-элементов в объектах современной архитектуры всегда должно быть  оправдано: либо необходимостью жёсткого соответствия современного объекта окружающей памятникоохранной территории, либо соседством с визуально значимым уникальным объектом, который диктует определённое стилевое решение, либо существованием на этом месте разрушенного объекта, элементы которого цитируются в современном здании [4]. В ином случае строительство «неостилевых» объектов  без всякого обоснования приводит к эпатажности застройки [1, 4]. В качестве единичных примеров такие эпатажные объекты привлекают публику,  но, становясь массовым явлением, разрушают целостность  современной городской среды [1]. Используя мотивы «неомодерна», следует учитывать и тот факт, что по сравнению с условиями, в которых возник исторический модерн, возросла этажность городской застройки и увеличился масштаб зданий, появились новые строительные конструкции и материалы, поэтому его мелкомасштабный по своей природе декор во многих случаях стал неуместен  (особенно для высотных зданий).

Для архитектурного гротеска зачастую необходим даже больший талант, чем для «обычного» объекта [1]. Такой мастерски выполненный «архитектурный эпатаж» именно предусматривает не простой «цитатник» элементов стилей прошлого, а продуманную и строго дозированную  фантазию-иронию на тему стилей прошлого, когда архитектор не стремится «обмануть» неискушённого зрителя «историчностью» своего объекта, а напротив, подчёркнуто «осовременивает» его, вместе с тем показывая его место в ряду со стилями прошлого [1]. Пока что никто из современных архитекторов на постсоветском пространстве не рискнул пойти на такие эпатажные эксперименты по переосмыслению наследия «ар-нуво», как это сделали зарубежные архитекторы с историческими стилями прошлого, особенно с классическим наследием:  Чарлз Мур в решении площади Италии в Нью-Орлеане, Рикардо Бофилл во «Дворце Абраксас» в Марн-ля-Валле или Маноло Нуньес-Яновский в жилом комплексе «Арена Пикассо» в Марн-ля-Валле [1].

На Украине есть примеры успешного использования мотивов «модернизированных неостилей» не только в жилых и общественных зданиях, но и в церковном строительстве [2,  3]. Православное церковное строительство отличается определённым консерватизмом в восприятии новых форм, материалов и конструкций, так как именно в православии чётко соблюдается каноничность в решении фасадов, планировке и в отдельных элементах и деталях. Приступая к проектированию православного храма, архитектор должен, прежде всего, руководствоваться установленными канонами и понимать, что церковь как архитектурный объект воспринимается и несёт смысловое назначение по-иному, чем обычное жилое или общественное здание [2, 3]. С архитектурной точки зрения это, безусловно, создаёт некоторые трудности, так как архитектор не может дать волю своей безудержной фантазии и применить ультрасовременные абстрактные формы, которые активно используются в католических и протестантских церквях. Если проследить генезис православного храма во времени – преемственно от времен Киевской Руси и до 1917 года, первое, что следует отметить, это его УЗНАВАЕМОСТЬ в качестве духовного сооружения, узнаваемость, которая позволяет отличать именно православные храмы от храмов иных конфессий независимо от стиля архитектуры. Для того чтобы представлять, как сами церковнослужители воспринимают церковную архитектуру именно как объект архитектуры, несущий знаковую и смысловую нагрузку, приведу слова архимандрита Аристарха, преподавателя Киевской Духовной Академии и Киевской духовной семинарии: «Церковь Христова представляет собой Богочеловеческий организм. Она имеет в себе свойства не только божественного, вечного и таинственного мира, но  и бытийные, временные свойства, протекающие в рамках  исторического развития существующей реальности.  Поэтому Церкви присущи свои признаки и свои законы, относящиеся как к области сакраментального, так и к области реального.

В  церковно-практическом, т.е. реальном  значении слово «церковь» обозначает храм, в котором для служения Богу собираются христиане, представляющие собой верующих во Христа людей. Однако храм в православной традиции  – это не просто место молитвы, это дом Господень, который символизирует Царство Божие в единстве трех его областей: Божественного, небесного и земного. Отсюда трехчастное деление храма: алтарь, собственно храм и притвор. Алтарь  – область бытия Божьего, собственно храм – область горнего ангельского мира и притвор – область земного бытия. Поэтому традиция строительства православного храма консервативна и всегда соответствует издревле  сложившемуся архитектурному канону, который беспрекословно подчиняется духовным законам бытия Церкви. Таким образом, можно сказать, что со временем и под влиянием развития архитектурного зодчества могут меняться архитектурные стили интерьера и экстерьера храма, но духовная символика всегда остается неизменной, потому что храм всегда должен являть собой прекрасное знамение всего мироздания во главе с Богом – его Творцом и создателем».

Мы намеренно привели эти слова чтобы показать, что современный архитектор-храмостроитель по сути решает двойную задачу: с одной сторон, он создаёт архитектурный объект, реально существующий  своём времени и в своей эпохе, то есть в нём применены новые строительные материалы и конструкции, с другой стороны, при всём новаторстве применяемых строительных материалов, конструкций и инженерного оборудования, вновь построенный православный храм должен строго соответствовать требованиям православных канонов [2, 3].

Как уже было сказано, в православном церковном строительстве допускается применение модернизированных форм исторических стилей, новых материалов и конструкций, однако не приветствуются ультрасовременные, деструктивные формы, которые имеют место в современных храмах иных конфессий, когда в некоторых случаях храм воспринимается просто как современное общественное здание, а отнюдь не как дом Божий.

Ордерная архитектура была воспринята столь широко в церковном строительстве именно потому, что она как нельзя лучше выражала статичность, незыблемость, монументальность, покой и символизировала гармонию и упорядоченность, то есть полностью соответствовала православным канонам, чего нельзя сказать о европейском варианте модерна с его тяготением к «нервности», экспрессивности, асимметрии форм и линий, стремлением к таинственной недосказанности.

Каждый архитектурный стиль влиял на внешний и внутренний вид не только гражданских, жилых, но и культовых зданий. В то же время следует отличать, какой именно была мера влияния каждого архитектурного стиля на функционирование храма, что в нём могло изменяться, а что оставалось незыблемым в силу каноничности [2, 3].

В отличие от католической Западной Европы, где стиль модерн активно проникал и в культовое строительство, православие восприняло модерн очень ограниченно,  обязательно в жёстких границах канона [2, 3]. Признаки стиля модерн в православных храмах могли применяться в двух разновидностях – или в модернизированных формах народной украинской архитектуры, или в модернизированных формах  русско-византийского зодчества. В православии модерн нашёл своё выражение, прежде всего, как модернизированный вариант исконно православных стилей прошлого и исключительно в том объеме, который не противоречил православной доктрине. Логически-иерархичная по сути доктрина православия не принимала алогично-интуитивный, «скрытый»  путь познания истины, изначально заложенный в модерне через внешнее восприятие философии Востока [2, 3].

По сравнению с жилыми, общественными зданиями, церквей в стиле модерн на территории Украины, как и России, известно немного, в отличие от стран Западной Европы, что видно из научных трудов В. Кириллова [5], Е. Кириченко [6], В. Чепелика [7], В. Ясиевича [8]. Также церквей в стиле модерн намного меньше, чем барочных, классических, синодальных, пседовизантийских.

Из  всего разнообразного, наполненного противоречиями архитектурно-художественного наследия модерна православие восприняло только ту часть стилевого наследия, которая обращалась непосредственно к национальным истокам – или украинской, или российской архитектуры [2, 3]. Именно поэтому, несмотря на то, что такие храм Украины, как Троицкий собор Почаевской Лавры, Покровская церковь в Пархомовке, Спасская церковь во Владимировке, Покровская церковь в с. Плишивцы имеют внешние признаки модерна – такие черты, как фантастичность формы, асимметрия, свободная планировка, использование гибких линий в них почти  отсутствуют, поскольку признаки модерна воплощались только в границах канона [2, 3].

Основное отличие православных церквей периода модерна от католических храмов модерна (церковь Ам Штайнхоф в Вене, церква усадьбы Гуэль и собор Саграда Фамилья в Барселоне) – это их традиционный силуэт. Это же свойственно и храмам Москвы с элементами архитектуры модерна – храму в Сокольниках и старообрядческой часовне в особняке Рябушинского. Появление «неорусского» направления в модерне России связано, прежде всего, с Абрамцевом, подмосковным имением С. И. Мамонтова. Национально-романтический «неорусский» модерн стал самобытным признаком московского модерна, где он распространился в начале 1900-х годов, тогда как в модерне Петербурга он не имел такой значимой роли и появился на 6-7 лет позже, чем в Москве.

Среди петербургских объектов национально-романтического модерна в церковной архитектуре следует назвать храм  Знамения Пресвятой Богородицы старообрядцев Поморского согласия (арх. Д. Крыжановский), где была применена ступенчато-пирамидальная композиция, модернизированные формы псковско-новгородской древнерусской архитектуры. Композиция храма Знамения построена таким образом, что массивность объёмов возрастает от угловых частей к центру, основным мотивом являются гипертрофированные кокошники, повторённые в очертаниях крыльца, ворот и силуэте колокольни с тройным кокошником. Подчёркнуто массивные объёмы контрастируют с пятью утончёнными  куполами, что резко усиливает эффект перспективного сокращения.

Признаки модерна отмечаются в церкви Воскресения Христова в Сокольниках в Москве с близкого расстояния, тогда как в композиции имеет место традиционный принцип пирамидальности с выделением главного шатрового верха, характерного для старинной московской церковной архитектуры. Меньшие декоративные купола также имеют традиционную форму. Только с близкого расстояния заметна усложнённость композиции за счёт пристроек, алтарной части оригинальной формы, в виде ступенчатого объёма с несколькими ярусами, определённой дробности декоративно убранства верхов.

Следовательно, признаки «неорусского» модерна в церковной архитектуре России сводились к следующему: пирамидальность композиции, модернизация форм или московско-ярославльского или псковско-новгородского зодчества, большая полихромность, «теремное зодчество» в московских вариантах и большая суровость, массивность, сдержанность, отсутствие декора в петербургских вариантах. В православном храме невозможно применение в интерьере внешне атектоничных колонн или арок, как это делал А. Гауди в храмах Барселоны, поскольку интерьер православного храма символизирует статичность и незыблемость.

Модерн в церковной архитектуре Украины также стал средством обращения к своим национальным корням, поэтому  в церквях применялись модернизированные формы народной архитектуры – трапециевидные и треугольные проёмы, крыльца-«ганки», народный по стилистике орнамент, майоликовые вставки. Стены могли быть украшены орнаментами и росписями народного характера. В целом же интерьер украинских церквей оставался традиционным, в нём не было символизма и абстракций, свойственных культовым постройкам барселонского мастера модерна А. Гауди, поскольку выдающиеся архитекторы украинского модерна Д. Дяченко, Ф. Шумов, И. Кальбус и другие стремились к возрождению именно национального варианта архитектуры путём модернизации её форм [2,  3, 7].

В период модерна наблюдался определённый отход от канонического количества окон на фасадах церкви, появились пристройки и надстройки оригинальной формы, однако главные признаки православного храма остались без изменений: новшества коснулись не столько внешнего облика храма, форм куполов, их количества, сколько деталей, которые не несли канонического содержания [2, 3].

Модерн в церковной архитектуре Украины и России развился в двух направлениях – национально-романтическом (на Украине он был основным) и эклектике (когда  при общей традиционности архитектуры  применялись отдельные элементы модерна) [2, 3].

На рубеже ХІХ-ХХ веков гротеск превращается в характерную форму искусства, противоположную академизму и эклектике. Композиционные приёмы часто свидетельствуют об ироническом отношении к стилям прошлого: достаточно вспомнить гипертрофированные ордера, купола, нарушение соотношения стен и верхов. Особенно это заметно в национально-романтическом «неорусском» модерне, который в ряде случаев, в противовес древнерусской архитектуре, заменил монументальность и лаконическую красоту сказочно-легендарными гипертрофированными формами. В русском модерне такая гипертрофированность и сказочная интерпретация свойственна московской школе.

Выразителем национально-романтического течения в церковном строительстве модерна на Украине является Покровская церковь с. Плишивцы, часовня в часть встречи представителей Полтавской губернии с императором Николаем II, проект часовни-надгробия композитора Н. Лысенко (арх. Ф. Шумов) [7]. Для храмов этого направления свойственна модернизация форм украинской архитектуры без гипертрофии отдельных элементов.

Воплощением национально-романтического «неорусского» течения в архитектуре модерна является Троицкий собор Почаевской Лавры. В основу его образа были положены интерпретированные в модерне принципы древнерусской архитектуры. Важным акцентом собора являются мозаичнее панно и росписи южного, западного и восточного порталов.

Эклектическое течение представлено Покровской церковью с. Пархомовка и Спасской церковью с. Владимировка. Церковь с. Пархомовка имеет в основе крестовый двухчастный синодальный храм с колокольней над притвором — «бабинцем», однако стилистическое решение выполнено в традициях русского модерна.

В  церкви с. Владимировка “неорусский” модерн в псковско-новгородских традициях подчёркнуто гипертрофированный: нетрадиционным является план церкви с развитыми пристройками и непропорциональная массивная луковичная глава на узком барабане.

Если проанализировать тенденции в строительстве современных церквей на Украине, то они сводятся к следующему:

1) воспроизведение типичной синодальной схемы двуглавого храма с колокольней над бабинцем-притвором и куполом в средокрестье, с доминированием отзвуков классических мотивов;

2) применение стилистики византийской и русской архитектуры;

3) использование стилистики украинской архитектуры – деревянной архитектуры и архитектуры казацкого барокко;

4) использование модернизированных форм исторических неостилей;

5) применение новаторских современных форм в строгих границах канона.

На сегодняшний день современные православные церкви на Украине строятся из различных материалов – прежде всего, из  кирпича, дерева, бетона, с применением стекла, майолики, мозаик и росписей.

Для того, чтобы проанализировать возможность успешного решения обеих этих задач – и  соблюдения канона, и создания храма, существующего в своей эпохе, в своей архитектурной среде, мы выбрали в качестве иллюстраций примеры храмов, спроектированных  руководителем научно-проектного  архитектурного бюро ЛИЦЕНЗиАРХ доктором архитектуры О. С. Слепцовым именно в традициях модернизированных неостилей, прежде всего «неомодерна» и «необарокко». Это церковь Воскресения Словущего (ЛИЦЕНЗиАРХ, проект О.С.Слепцова, 2010) храмовый комплекс Святого Апостола Андрея Первозванного (ЛИЦЕНЗиАРХ,проект О. С. Слепцова, 2005) храм Святого Пророка Божьего Ильи (ЛИЦЕНЗиАРХ,проект О. С. Слепцова 1998-2008, реализация с 1999 г., г. Славутич Киевской обл.). Мотивы «неомодерна» присутствуют в этих трёх проектах по-иному: криволинейная горизонтальность церкви Воскресения Словущего рождает аналогии с кораблём, в храмовом комплексе Святого Апостола Андрея Первозванного узнаваема криволинейность силуэтов и элементов декоративного модерна, его стремление к большим остеклённым витражным плоскостям, а мотив трилистников и формы куполов храма Святого Пророка Божьего Ильи рождают аналогии не только с храмами периода модерна, но и с украинским барокко.

Для того, чтобы понять образ спроектированных храмов, следует привести тезис-цитату, которая является знаковой для проектировщиков: «В архитектуре православного храма – это не подражание, а понимание идеи, силуэта, творческая связь с национальным наследием; поиск современной национальной формы; архитектурно-пространственное и историческое взаимодействие с окружением, то есть то, что имеет непреходящее значение». Руководитель мастерской профессор О. С. Слепцов выделяет основные составляющие православного храма как архитектурного сооружения, которые отличают его от построек других конфессий: простота и цельность пропорций, монументальность, пластика фасадов, орнамент, цвет, интерьер, многофункциональность храмовых комплексов.


3-MM13-8-1

 

3-MM13-8-2

 

3-MM13-8-3

 

3-MM13-8-4

 

3-MM13-8-5

 

 


Литература:

1. Дёмин, Н., Ивашко, Ю. Возвращение модерна – закономерность или мода? // Будмайстер. – Киев, 2011. — № 6 (травень). – С.2-5.

2. Івашко, Ю.В. Особливості стилю модерн в житлових будинках і церквах Росії та України // Сучасне храмобудування. – Київ: КиївЗНДІЕП, 2005. – С.108-114.

3. Івашко, Ю.В. Особливості церков в стилі модерн і їх відповідність канонам православ’я  // Технічна естетика і дизайн. – Київ: КНУБА, 2009. — № 6. – С.235-240.

4. Ивашко, Ю.В. Актуализация модерна в современной архитектуре (на примере городов России и Украины) // Современная архитектура мира. – НИИТИАГ РААСН, Москва-Санкт-Петербург, 2011. – Вып. 1. – С. 35-46.

5. Кириллов, В.В. Архитектура русского модерна (опыт формологического анализа)  – М.: Изд-во Моск. Ун-та. 1979. – 214 с.

6. Кириченко, Е.И. Русская архитектура 1830-1910-х годов – М.: Искусство, 1982. – 400 с.

7. Чепелик, В. В. Український архітектурний модерн. – К.: КНУБА, 2000. – 378 с.

8. Ясиевич, В. Е. Архитектура Украины на рубеже ХІХ-ХХ веков. – К.: Будівельник, 1988. – 184 с.


Источник: http://kapitel-spb.ru/article/%D1%8E-%D0%B2-%D0%B8%D0%B2%D0%B0%D1%88%D0%BA%D0%BE-%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D0%BA%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%86%D0%B8%D0%B7%D0%B8%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%BD/

Закрыть ... [X]

ПЛАСТИКА АРХИТЕКТУРНАЯ - это. Что такое ПЛАСТИКА Кривой рог удаление зубов

Пластика архитектурных сооружений Модели архитектурных сооружений. - хоббиплюс
Пластика архитектурных сооружений Архитектура Википедия
Пластика архитектурных сооружений NEXXT Профессиональная косметика купить, заказать по низкой цене
Пластика архитектурных сооружений Библия К Филиппийцам 4 (Синодальный перевод)
Пластика архитектурных сооружений Верналь - лечение за рубежом
Пластика архитектурных сооружений Глина от морщин (пошаговые рецепты с фото, отзывы)
Запчасти для квадроциклов Irbis - Компания SK-MOTO Как быстро снять зубную боль, если болит зуб Купоны на скидку в аквапарк: купить купон в ква ква парк Модная одежда 2017, модные детали. Фото модной одежды 2017 Отношения со свекровью: советы психолога Поздравления с годовщиной свадьбы 2 года в стихах Протезирование зубов в Николаеве цены, виниры Редактор схем для косого плетения